Гоголь в перчаточном режиме

Если бы не аннотация к этому спектаклю театра «Приют комедианта», я бы поверила, что его создали вот только что – по мотивам событий последних двух месяцев. Я правильно разглядела в монитор, что у них там на столе даже бутылочка с антисептиком стояла?

Конечно, странно выглядит, что герои спектакля не соблюдают масочный режим, в то время как перчаточный-то они соблюдают. И всё равно офигеваешь: ну как Тимофей Кулябин мог предвидеть в 2012 году, что когда-нибудь в этом мире для того, чтобы быть принятым в общество избранных, надо будет обязательно надевать резиновые перчатки и без устали протирать руки влажными салфетками.

У избранных среди избранных в спектакле «Шинель. Dress code» под резиновыми перчатками ещё одни резиновые перчатки. А влажные салфетки – вместо погон (чиста антивирусные «беджики», как у пресс-секретаря президента и депутатов ГосДумы).

В какой-то момент описанный Гоголем «один департамент» превращается у Тимофея Кулябина в больницу. Соответственно, чиновники оказываются и не чиновниками вовсе, а врачами и начинают отчаянно бороться за чью-то жизнь. И тогда до сегодняшнего зрителя доходит, что такого ценного в этой их серебристой униформе (условная «шинель»), которую они каждый раз перед началом работы извлекают из герметичных чехлов на молнии и которой поклоняются, как Туринской плащанице…

Бинго! – Это ж противочумные костюмы, СИЗ! На всех, как это у нас водится, не хватает.

Башмачкину не хватило. Вернее, у него отобрали, потому что он не на переднем крае борьбы, а где-то в глубине сцены возится со своей письменной отчётностью. И вот результат: сперва «сильная горячка», потом актёр Роман Агеев начинает задыхаться на сцене от кашля, и в завершение доктор «ничего не нашёлся сделать, как только прописать припарку, единственно уже для того, чтобы больной не остался без благодетельной помощи медицины; а впрочем, тут же объявил ему чрез полтора суток непременный капут».

Не помогла Акакию Акакиевичу его самоизоляция («он уже несколько лет не выходил по вечерам на улицу»).

Тем временем его «братья» по карантину в своей «обсервации» вконец ошалели. Сперва они разыгрались в «изоизоляцию» и начали верхом на палках косплеить четырёх всадников Апокалипсиса. А потом «по Петербургу пронеслись вдруг слухи, что у Калинкина моста и далеко подальше стал показываться по ночам мертвец» и с помощью 5G…

Вот так начнёшь вглядываться в старые спектакли – и уверуешь, что даже коронавирус – и тот вышел из гоголевской «Шинели», а Тимофей Кулябин – пророк его. «Иди и смотри».

Ольга Миронович

Ольга Миронович

журналист (Псков)

Добавить комментарий

Наверх