«Дама ПиК»: просто добавь воды

«Пиковая дама» — короткая, стремительная повесть. Пушкин доверяет уму и воображению читателей, предоставляя им самим делать выводы и додумывать подробности. В заключении, например, судьбе героев отведено всего несколько строк — совершенно безоценочных, но из них мы можем понять очень многое. Скажем, угадать бесславную участь Лизаветы Ивановны (она, похоже, превратится в свою мучительницу, старую графиню).

Режиссер Геннадий Тростянецкий и драматург Петр Смирнов — авторы пьесы «Дама ПиК», которая вот уже почти пять лет значится в афише Красноярского театра им. Пушкина — оценили экономность пушкинской прозы, заставив «лицо от театра» восхититься лаконизмом первой фразы: «Как начинается “Пиковая дама»? “Однажды играли в карты у конногвардейца Нарумова”. Ни одного эпитета. Ни одного лишнего слова. Сухо, по-деловому». Но внимание к авторскому слогу не помешало создателям «Дамы ПиК» растянуть сюжет небольшой повести на два с половиной часа. 

В теории, ничего криминального: если дополнения делают историю богаче и глубже, почему нет? Но ключевое слово здесь — «если». 

Тростянецкий и Смирнов увеличивают хронометраж за счет ненужных деталей — вроде любовных писем Германна к Лизавете Ивановне. Пушкин их не приводит — ему достаточно сказать, какое впечатление они производили на девушку. В «Даме ПиК» письма читают вслух. Наверное, Германн пишет развязнее, чем вы предполагали — но что с того?

У кавалериста Нарумова теперь собственная сюжетная линия. Услышав анекдот о трех картах, он решается, как и Германн, узнать эту тайну, но выбирает более прямой путь — ухаживать не за бедной воспитанницей, а за самой старухой. На балу Нарумов ревнует Германна к графине и немедленно вызывает его на дуэль, которая, правда, ни к чему не ведет, как и весь этот вымученный, бесполезный сюжет.

Наконец, у некоторых сцен по два варианта: к примеру, Чекалинский сначала проигрывает третью партию (к изумлению тех, кто помнит оригинальный текст), а потом эпизод повторяется — но со знакомым исходом. Эффектно? Эффектно. Зачем? Бог его знает.

В «Даме ПиК» избыточно все: драматургия, режиссура, игра актеров, сценография. Талантливый художник Олег Головко в этой работе даже близко не подходит к уровню «Детей солнца» или других своих проектов с Тимофеем Кулябиным: громоздкие, невыразительные красные конструкции появляются на несколько минут и исчезают, не сыграв никакой роли. 

Тростянецкому мало «Пиковой дамы», он цитирует «Евгения Онегина», «Каменного гостя», даже «Преступление и наказание» — но строки хрестоматийных текстов никак толком не объясняют, зачем режиссер взялся пересказывать историю Германна.

Напоследок — о самом неловком. Видимо, пушкинская повесть показалась авторам инсценировки недостаточно остроумной, потому что они разбавили ее шутками в духе отечественных комедийных телешоу. «Нарумов, а может, с писем начать?» — советует приятель офицеру, отважившемуся на роман со старухой. «Вон, Сурин с писем начал, так и не кончил» — отвечает Нарумов. «Танцевала до пяти часов. — До потери трусов» — это графиня болтает со своей подругой. «В Гатчину! — На горшок. — А в Гатчину поедем? — Поедем после горшка» — а это она пререкается с дворней. 

Скажете, Пушкин тоже любил похабные шутки? Ну да, любил. Но чтобы грязно шутить, нужен все-таки какой-никакой вкус. Включите любой концерт Джимми Карра — почувствуйте разницу.

Антон Хитров

Антон Хитров

театральный критик (Москва/Казань)

Один комментарий к “«Дама ПиК»: просто добавь воды

Добавить комментарий

Наверх