Лилия Шитенбург

Автор: Лилия Шитенбург

театральный и кинокритик (Санкт-Петербург)

Женщины из железа

В спектакле Сергея Стеблюка зрителю самому придется выбирать, какое событие считать основным: смерть капитана Железнова или приезд Рашель. Само действие, размеренное, несколько апатичное, застывшее в скромном пространстве между искусственной зеленью и сетчатой ширмочкой, ответов не дает. Казалось бы, все говорит…

А. С. Пушкин, даром что «солнце русской поэзии» и «наше все», а, помнится, не смог дать определение «вульгарности». «Шишков, прости, не знаю, как перевести», дескать. А между тем, есть насущная необходимость. Вот, к примеру, спектакль Насирова «Повести Белкина» — непроходимо…

После конца

Известно, что Сергей Потапов – режиссер, как говорится, «с идеями». В затеянной им постановке булгаковских «Последних дней» в Минусинском театре без идей никак не обойтись – труппа находится не в той профессиональной форме, чтобы существовать в рамках конвенционального «психологического театра»…

Мертвый белый мужчина

В этой истории все решает ракурс. Василий Сигарев сделал своим главным героем Алексея Александровича Каренина, когда-то – в советские времена особенно — воспринимавшегося исключительно как помеха, как мучитель (Николай Гриценко в знаменитом фильме Зархи изумительно играл пассивного агрессора) и вообще…

Жизнь невелика

«Река Потудань» — отважный, почти невероятный проект Псковской драмы, свидетельствующий о благородном желании и неизрасходованных возможностях труппы выйти за рамки буржуазного развлекательного театра, манифест «новых времен»: новой режиссуры, нового способа актерского существования, новой красоты в сценографии, нового способа работы с…

«Наводнение» Сергея Левицкого не сдержать рамками замятинских 1920-х. Недавняя революция, гражданская война, насилие, внутрисемейная агрессия, война полов, животные инстинкты – все это превращается в единый потоп, все переливается через край, неукротимой стихией плещется под окном старой квартиры на Васильевском острове….

Почти совсем новая «Шинель»

«Шинель» в «Приюте комедианта» — это «Кулябин до Кулябина». Сделано еще не так много, и практически ничего еще не произошло. Все будет потом, после «Шинели», после того, как параллельно гоголевскому сюжету о трогательном тишайшем чиновнике возник и окреп на сцене…

Наверх